Показано с 1 по 1 из 1

Тема: К 43-ей годовщине весны-68

  1. #1
    Новый пользователь
    Регистрация
    08.03.2011
    Сообщений
    8

    К 43-ей годовщине весны-68

    Краткая характеристика государства(без халдейской политкорректности):
    Политическая система это совокупность различных политических институтов и социально-политических общностей, в которых реализуется политическая власть – тоталитарная, т.е. в основе политической активности населения лежит жёсткий контроль и принудительный характер(вертикаль власти) со стороны государства. Режим правления способ функционирования политической системы общества, обеспечивающий её стабильность и управляемость: авторитарный под прикрытием демократических неработающих институтов с легитимностью основанной на фактическом удержании рычагов и ресурсов правления в одних руках; современный вариант древнерусской ограниченной монархии периода принципата; по экономическому признаку чиновничье-олигархический основанный на гильдиях(кумовство, протекционизм, землячество) в кадровом управлении и монополизме в бюджетообразующих отраслях.

    Фундамент гражданского общества – безоговорочное признание, соблюдение, надзор за соблюдением и популяризация прав и свобод человека и гражданина. Для этого необходима экономическая составляющая в виде строки в бюджете для поддержания контроля и надзорности со стороны общественных гражданских институтов. Законодательное восстановление института общественных контролёров (инспекторов) с безоговорочным допуском в нережимные учреждения и организации. И самое главное – политика госпособий по безработице (гарантированный государственный доход лицам не имеющим по разным причинам средств к существованию), национальные проекты направленные на создание рабочих мест и повышение пенсий. Только человек не испытывающий потребностей нужды(два вида потребностей по Маслоу: нужды и развития) способен ориентироваться на саморазвитие, прогресс(инновационная психология) и достижение личного успеха. Это примета третьего тысячелетия.
    Иначе нам придётся проходить путь бархатных революций, студенческих бунтов 60-х и прочих граблей цивилизации на которых можно поучиться без потерь.

    Если учесть, что геноцид населения составляет 40%, то внутренний террор как его ответная реакция неизбежен. Большинство интеллигенции и порядочных людей и так находятся в оппозиции или в состоянии гражданского бойкота(внутренняя эмиграция – как лояльная форма гражданской толерантности) режима власти и органам управления. В принципе - в русле национальной толстовской традиции ненасильственного противления злу… Но особо прогрессивные настроены весьма решительно – саботаж, диверсия, террор…

    Вспомните с чего началась молодёжная революция 60-х.
    Первое поколение освобождённой Европы, студенты старейших мировых университетов выступали против ограничения свободы на политическую деятельность, влияния финансовых корпораций на высшую школу, антивоенный протест(Вьетнам), против насаждения в обществе потребительских настроений, т.е. счастье не в преодолении противоречия между хорошим автомобилем и лучшим, а вообще вне сферы материального потребления. Протест против всей системы социальных государственных институтов лишающих человека возможности саморазвития и ставших орудием порабощения индивидуума; против ядерной угрозы. При видимом разнообразии это был единый молодежный бунт против мира, в котором управляют исключительно пожилые люди. Большое количество молодых людей отказалось от принятия уготованных им социальных ролей с расписанным сценарием старения в «системе».

    1964-й, университет Беркли, сидячие забастовки протеста. 65-й, Мичиганский университет, начало «тич-инов» митингов-дискуссий. В Голландии студенты забросали самодельными взрывными устройствами свадебный кортеж принцессы Биатрикс. Рост антивоенных демонстраций в Америке за три года в триста раз!

    Основные страны с развитым молодёжным движением – Италия, Западная Германия и Франция. Правда Италия стоит особняком в этом списке как обладательница ультралеворадикальной «Красной бригады» известной своей идеологией: «Ударь одного, чтобы боялись сотни» и тактикой действий разработанной в 1969 бразильцем Хуаном Карлосом Маригеллой для своей войны в Сан-Паоло. Главной книгой Маригеллы стал «Мини-учебник городской герильи (партизанской войны)», с подробным разбором борьбы, методикой добывания оружия и средств; основные ошибки террористов. Поджоги, запугивания, заложники, ограбления с применением автоматического оружия, ликвидация политиков и журналистов… в отличие от либеральных Французов, Голландцев. Можно вспомнить самое громкое похищение 78-го: Председателя совета ХДП, автора итальянской буржуазной Конституции 48-го года Альдо Моро. Радикалы его обвиняли в создании условий для теневой криминальной организованной преступности, продвижения антинародных законопроектов, поддержания олигархических структур в экономике… Кто знает, может поэтому требования «Красных бригад»: политическое признание организации и освобождение одного из своих членов было сдержанно отклонено… Власть чужими руками произвела передел политического и экономического пространства среди оставшихся посвященных…
    «Красные бригады» просуществовали ещё лет 20.

    В ФРГ всё началось с общественной молодёжной коммуны 66 г.
    От слов к делу берлинские коммунары перешли в 1967-м. Во время одной из мирных демонстраций полицейские застрелили двадцатитрехлетнего студента-богослова Бено Онезорга, отца троих детей. В ответ на это по всей Германии проходят митинги протеста. Полицейские убивают еще одного молодого парня. На одном из советов радикально ориентированный Андреас Баадер убеждает членов «Коммуны», что пришла пора начинать городскую герилью. Официально Баадер числился студентом-социологом, на бешеной скорости гонял на мотоцикле, дрался в пивнушках и приволакивался за состоятельными дамами. Для начала они решают что-нибудь поджечь. Идея поджога давно импонировала Баадеру. Когда в Брюсселе сгорел гигантский универмаг «Иновасьон» и в пожаре погибло более трехсот человек, его группа выпустила листовку: «Желаете напалма?! Наконец-то вы можете разделить все прелести вьетнамской войны! Если в ближайшее время где-нибудь сгорит казарма или обрушится трибуна – удивляйтесь не больше, чем когда бомбят центр Ханоя!..» Во Франкфурте они красками рисуют плакат «Да здравствует мировая социалистическая революция!» и прячутся в подсобке закрывающегося универмага. Ровно в полночь универмаг загорается. Можно сказать с этих пор ведёт свой отсчёт существования самая одиозная из европейских террористических организаций – РАФ (Ячейка Красной Армии). За головы главарей «красноармейцев» назначаются огромные денежные премии.


    Несколько лет подряд РАФ держит страну в состоянии перманентного стресса. Боевики взрывают Берлинский яхт-клуб и штаб-квартиру Западного корпуса армии США. Они застрелили генпрокурора ФРГ, председателя «Дрезден-Банка», министра хозяйства Баварии. Взорвали немецкое консульство в Стокгольме, вместе с машинами сожгли троих из пяти немецких госсекретарей и разбомбили ракетами базу ВВС НАТО…
    Всего было проведено 555 акций. Экспроприировано 23 миллиона дойчмарок. На вырученные деньги они летали в Палестину обмениваться опытом с тамошними экстремистами. К поимке нескольких десятков студентов-недоучек привлекли все силовые структуры. Естественно противостояние государства и личности не длится бесконечно. Вскоре была проведена операция по захвату Баадера и нескольких РАФовцев. Власти задействовали 15 000 отборных спецназовцев. Задержали их только после того как у них кончились боеприпасы. На свободу никто из них больше не вышел. В сентябре 1977 году охранники тюрьмы Штаммхайм обнаруживают, что все содержавшиеся там РАФовцы мертвы. Официальная версия гласила: «самоубийство», однако журналистам стало известно, что методом ухода из жизни все они выбрали автоматную очередь – кто в живот, кто в спину, кто в голову... Смерть немецких «красноармейцев» до сих пор представляет собой одну из самых тёмных страниц истории борьбы властного режима с оппозицией.
    На следующий день, дорожная полиция городка Мюлуз обнаружила автомобиль «ВМW». В его багажнике находился труп председателя Союза западногерманских промышленников Мартина Шляйера…

    Во Франции еще в конце 1950-х прогрессивно настроенные студенты и молодёжь потрясали буржуазное спокойствие атеистическими, антивоенными акциями с социалистическими лозунгами. Досталось как-то даже Чарли Чаплину по его приезду во Францию. Основным зачинщиком был студент-философ, девятнадцатилетний Ги Дебор.
    В конце 1950-х кружок Дебора регулярно атаковал общественное спокойствие. Парижские галереи выставляют картины «авангардиста Конго». Когда критика признала произведения художника последним словом современной живописи, Дебор раскрывает карты: полотна намалеваны самцом шимпанзе.

    Именно в этот период Дебор пишет статьи, из которых позже выросла его главная книга «Общество спектакля».
    Он провозглашал: « Я обвиняю современников в прославлении работы для потребления. В создании идиотской идеологии, основанной на поклонении вещам и презрении к поэзии… ...и на коммунистическом Востоке, и на капиталистическом Западе основа отношений между людьми – это деньги. А я утверждаю, что основой жизни должно стать творчество». Дебор считал, что в борьбе за светлое завтра революционеры должны опираться не на интересы классов, а на свои собственные интересы. Он утверждал, что их основным занятием должны быть ограбления успешных бизнесменов, публичные скандалы и акты вандализма. В 1957 году Ги Дебор основывает организацию, ставшую иконой для сегодняшних «новых левых» – Ситуационистский Интернационал. В него входят несколько авангардных художников, поэтов и киношников. По всей Европе у Дебора появляются единомышленники. Тогда же сформировались основные ценности этой молодежной субкультуры: делай любовь, а не войну; все люди братья и сестры; не имей дома и не заботься о завтрашнем дне - человек должен быть свободен - достичь свободы можно изменив сознание - наркотики способствуют этому… Состояние хиппи – это комбинация сознательного и духовного восприятия предмета... Видение… Своего рода принудительное развитие художественного зрения, творческих способностей, дара поэзии. Культ поведения – жаст бенг – я бы перевел как - непосредственность. Смысл деятельности – в видимом отсутствии таковой с самосозерцанием в духовной общности с остальными.

    Как-то сторонники ситуационистов захватили власть в студенческом профсоюзе Страсбургского университета. Они уволили всех профессоров, распустили университет – дело кончилось судебным разбирательством. В обвинительном заключении говорится, что молодые бунтари «отвергли все моральные устои, цинично возвеличили воровство и провозгласили Всемирную Революцию Свободы от потребления». Ситуационисты поблагодарили прокурора, распечатали его речь и принялись распространять ее в качестве листовки.

    К весне 1968-го идеи Дебора подводят Францию к грани, за которой следует вооруженное восстание. В одном только Нантском университете с января по апрель проходит 49 случаев массовых беспорядков. Студенты громят офисы американских фирм и захватывают административные здания. Первомайская демонстрация в Париже заканчивается кровавым побоищем. Власти не выдерживают и объявляют о закрытии университета. Туда вводят Роты республиканской безопасности. Студенты переворачивают полицейские машины и булыжниками бьют окна. Третьего мая 500 активистов-леваков были арестованы полицией. Митинги протеста начинаются во всех вузах страны. В Париже толпа из более чем 10 тысяч человек подходит к тюрьме Сантэ, где содержатся заключенные. На подавление демонстрации бросаются силы республиканской безопасности. В результате применения слезоточивого газа «Си-Эс» одна из девушек слепнет. В ответ студенты начинают строить баррикады. Стиснутые на пятачке между Сорбонной и бульваром Сен-Жермен, они за несколько часов застроили баррикадами все свободное пространство. Были выломаны все железные ворота, разобраны булыжные мостовые, перевернуто и сожжено 188 автомобилей.

    Штурм был проведён с наступлением ночи. Четыреста студентов было арестовано, восемьсот ранено, тысячи отравлены газом. Но восстание разрасталось. Самым модным поступком весны-68 стало пригнать собственную машину для строительства баррикады. Спасаясь от крушащих все на своем пути полицейских, 10 мая парижский подросток прыгает в Сену и тонет. Полиция арестовывает до полутора тысяч человек в день.
    К 13 мая парижская революция становится общенациональной. Профсоюзы объявляют о начале всеобщей стачки. Для начала работу прекратили 10 миллионов человек. Рабочие захватывают авиационные заводы в Нанте, концерн «Ситроен», автогигант «Рено» и судоверфи. Но производство не останавливалось - изменилась система распределения продукции. Посредники были изгнаны. Цены на промышленные товары упали вдвое. Продовольственные товары рабочие сами бесплатно развозили по домам престарелых, детским приютам и семьям бастующих.

    Троцкистские, анархические и маоистские организации выводят на улицу своих сторонников. Студент-социолог Даниель Кон-Бендит ведет полумиллионную демонстрацию на захват Сорбонны. Заодно восставшие оккупировали здание престижного театра «Одеон». Над театром вывесили красный флаг, а в зрительном зале организовали мастерскую по производству плакатов – «Они купили твое счастье – укради его!», «Запрещать запрещается!». Париж украсили граффити: «Никогда не работай!», «Если бы Бог существовал, его следовало бы запретить!» На улицах Парижа обнаженные девушки выкладывали своими телами слово «АНАРХИЯ». Уже проводились заседания комитетов по Революционным Сексуальным Действиям и Революционной Культуре.
    К июню забастовка парализовала Францию. Даже телефонный коммутатор не соединял Президента де Голля. «Забастовка не делает исключений», – отвечали ему телефонисты.

    Утром 29 мая члены кабинета министров приехали в резиденцию президента республики и обнаружили, что де Голль исчез. Газеты писали, что власть не нужно даже брать – ее следует просто подобрать.
    Как оказалось, на вертолете, всего с одним пилотом, де Голль тайно вылетел в Баден-Баден, где находился штаб французского контингента в ФРГ. Заручившись поддержкой армии на случай полномасштабной гражданской войны, он вернулся во Францию.
    Вскоре после этого карательные рейды сил республиканской безопасности возобновились с невиданной жестокостью. Захваченные рабочими заводы штурмовались по всем правилам военной науки.
    Разгоняя демонстрации, полицейские стаскивали раненых с носилок, избивали женщин и не допускали к местам уличных боев «Красный Крест». Не выдержав, часть профсоюзов объявила о приостановке участия в стачке.
    10 июня в Париже прошел последний баррикадный бой. Специальным декретом все левацкие организации были поставлены вне закона. 14 июня силы республиканской безопасности вышибли революционеров из Латинского квартала. Красный флаг с «Одеона» был сброшен.

    Революция кончилась.
    Однако «Красный Май» не прошел бесследно. Спустя тридцать лет отечественная газета «Вторжение» писала: Парадокс, но все, что есть человеческого в западном обществе (социальные гарантии, гибкая система разрешения конфликтов, право на критику Системы…), – все это заслуга не парламентариев и банкиров, а тех, кто восстал в 1968-м. И если сегодня кто-то говорит, что «на Западе люди живут неплохо», мы должны помнить: они живут неплохо только потому, что сражались…

    Кстати, первые группы левых радикалов стали появляться в СССР сразу после ХХ съезда КПСС. О красных диссидентах не говорили по Би-Би-Си, за них не вступались правозащитники. Однако только на протяжении 1950-60-х годов в стране успело появиться и исчезнуть не менее двадцати таких групп. Первые подпольные левацкие кружки состояли, как правило, из студентов столичных вузов. Молодые люди читали в библиотеках классиков анархизма, спорили между собой во время редких собраний, а в свободное время писали стихи.
    Напомню, что в январе 69-го бунтарь-одиночка, офицер-секретчик ленинградского военного гарнизона Виктор Ильин расстрелял две обоймы в «Чайку» Генерального Секретаря. Как установило следствие Виктор стремился привлечь своим актом внимание к бедности окружающих его знакомых и родственников, несправедливости системы распределения и лжи руководителей государства, демонстрация самой Системе, что она прогнила и пора менять руководство...

    8 января 77-го на перегоне метро Измайловская-Первомайская создатель национально-обьединённой партии Армении Затикян, граждане Степанян и Багдасарян проводят теракт в метро, погибло 7, ранено 44 человека возвращающихся домой с Новогодней Ёлки; им же инкриминировалась заряженная шрапнелью сумка на Курском вокзале в тот же период; в 78-м гр. Кравцов из Ростова попытался захватить самолёт; группа граждан из Азербайджана совершала угон легкомоторного местных авиалиний в Израиль; в начале 80-х командир военного крейсера выходил на расстояние прямого выстрела к Кремлю и требовал проведения реформ; семья Овечкиных из Хабаровска и группа из Орджоникидзе делала попытку в 88-м… А железнодорожные теракты нового времени: 25.07. и 12.08.96 пассажирские составы ́ Астрахань-Волгоград ́ (1 погибший, 8 раненых), 23 и 28.04.98 вокзалы Армавира и Пятигорска(5 погибших и 27раненых), электричка ́Ессентуки-Кисловодск ́, состав ́ Грозный-Москва ́ 05г, ́Невский Экспресс ́ 07г … и это уже не фулиганьё совковое...

    В 1970-х левацкие группы возникают по всей стране. Революционная Партия интеллектуалов Советского Союза в Свердловске. Союз революционных коммунистов в Ленинграде. Партия диктатуры пролетариата в Куйбышеве…
    У доперестроечных леваков имелось лишь два шанса проявить себя вне подполья: андеграундная культура или «коммунарское» движение.
    По первому пути шли в основном хиппи. Многие длинноволосые студенты 1970-х знали Маркса лучше, чем преподаватели научного коммунизма, которые выгоняли их из университетов. Во время ночных сходок студенты, школьники, молодые рабочие изучали непереведённого на русский Маркса и читали итальянские газеты со статьями о подвигах «Красных Бригад». Ими было проведено несколько художественных выставок и создано как минимум две рок-группы. Как-то, кстати о близости к этому кругу вспоминал в середине 1990-х Валентин Юмашев, занимавший тогда пост главы Администрации президента Ельцина.

    «Коммунарское» движение – это направление экспериментальной педагогики, основанное еще в 1957 году. В пору расцвета оно охватывало десятки тысяч школьников и сумело составить серьезную конкуренцию комсомолу. В коммунах практиковались жёсткие обряды в духе китайской «культурной революции». Их юные члены частенько устраивали погромы на рынках: боролись с пережитками частной собственности. Кое-где на севере комиссары забрасывали двенадцатилетних школьников в тайгу без спичек и компаса: готовились к американской агрессии. К началу 1980-х из «коммунарского» движения вырастает движение Интербригад: клубов солидарности с латиноамериканскими или африканскими герильерос. Идеалы для подражания выбирались умопомрачительные: отряд имени Мвамбе Свамиби, бригада имени Санчо Хопкинса. Самой известной в стране была московская Интербригада имени Эрнесто Че Гевары. Во главе бригады стоял перуанский студент Альберто Бенхамин де Пас. Еще в середине 1980-х ее члены установили контакты с леваками из Никарагуа, Сальвадора, Чили, Перу и Гватемалы. Известно, что позже по крайней мере несколько бывших школьников, членов бригады, выехали в Латинскую Америку и воевали в составе отрядов таких экстремистских организаций, как «Сендеро Луминосо» и «Движение Тупак Амару». Радикалы-подпольщики предпринимали множество попыток выйти на контакт друг с другом или хоть как-то координировать свою работу. Член ЦК ЛКСМ Молдавии Борис Исайко специально вышел из комсомола и ушел в подполье с целью сплотить разрозненных леваков в единую антиправительственную организацию. У него ничего не вышло.

    В период правления Юрия Андропова (1982– 1983) на радикалов всех направлений обрушились массированные гонения. Большинство активистов отправились в мордовские лагеря. Изменилась ситуация только с началом перестройки.
    Последний раз редактировалось nazdrave; 14.03.2011 в 23:04.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •